Фонд творческих проектов
Основные проекты фонда


Руководство Фонда творческих проектов
Попечительский совет
Наши партнёры
Семантические подходы к определению социальной толерантности

16 июня 2008 года на Международном Форуме студенческих научных обществ и молодых ученых духовных и светских учебных заведений «1020 лет Крещения Руси: основа духовного единства славянских народов» работала секция «Межнациональный и межрелигиозный диалог молодежи — путь к взаимопониманию и согласию». Портал «Богослов.Ru» публикует прозвучавший на секции доклад преподавателя Курского государственного медицинского университета Вячеслава Александровича Липатова, посвященный анализу различных подходов к определению понятия «толерантность».

В современной российской реальности человек постоянно сталкивается с теми или иными моделями поведения. К сожалению, в последнее время, доминирует агрессивность как форма достижения целей. Противостоять этому может поведение, основанное на толерантности. В этой связи, немаловажное значение имеют принципы толерантности, их содержание и формы реализации в повседневной жизни каждого человека, который уважает себя и других, является законопослушным и выступает против применения силовых методов в разрешении конфликтных ситуаций.

Без формирования стереотипов толерантного поведения в обществе сталкивающиеся цивилизации, культуры, религии, нации, социальные группы, отдельные люди могут истребить друг друга. Повсеместно, толерантность становится не только популярным термином, философским идеалом, но и условием выживания.

Проблемы воспитания толерантности становятся особенно актуальными в наши дни, когда в результате активизации международного терроризма резко возросла напряженность в человеческих отношениях.

И проблема толерантности, и ее понимания сложнее, чем кажется на первый взгляд. На данный момент отсутствует единый взгляд на семантическое определение данного социально важного понятия.

Целью данной обзорно-аналитической статьи является изучение многочисленных публикаций, посвященных тематике толерантности и демонстрация эволюции семантического значения данного понятия в контексте социальных изменений.

Существуют культурно-исторические и семантические различия в подходах к толерантности. В частности, в русском языке толерантность (в некоторых словарях дается как «устаревшее понятие») представлена как терпимость (противоположность нетерпимости) к различным точкам зрения, несовпадающим с позицией субъекта. Характерными специфическими чертами толерантности в отечественном культурном контексте являются «милосердие» и «снисхождение» (см. толковые словари В.Даля и С.Ожегова). В латинских этимологических словарях (например, в классическом оксфордском словаре Lewis&Short), а также словарях европейских языков представлены две точки зрения на толерантность – как на «терпимость» и как на «поддержку».

Имеется несколько подходов к пониманию понятия толера́нтность (от лат. tolerantia – терпение). С одной стороны, этот популярный в последнее время термин трактуется в дословном контексте, с другой же имеется в виду его переносное значение, сформировавшееся в последнее время под влиянием социума и тех позитивных тенденций, которые происходят в настоящее время в обществе. Кроме этого, существуют специфические для многих областей знаний и даже специальностей понятия толерантности.

Под экологической толерантностью понимают способность организмов выносить отклонения факторов среды от оптимальных для них параметров, переносить неблагоприятное влияние того или иного фактора окружающей среды. Иммунологическая толерантность – это состояние организма, при котором он не способен синтезировать антитела в ответ на введение определенного антигена при сохранении иммунной реактивности к другим антигенам. Толерантность к наркотическим средствам и психоактивным веществам в наркологии и токсикологии определяется как снижение реакции на введение вещества, привыкание. Прямое же социологическое значение толерантности заключается в следующим: терпимость к чужому образу жизни, поведению, обычаям, чувствам, мнениям, идеям, верованиям.

В литературе описывается множество способов понимания толерантности. В историческом аспекте их можно объединить в несколько групп.

1. Толерантность как безразличие. В таком аспекте, толерантность выступает как безразличие  к существованию отличных взглядов и практик, так как они рассматриваются в качестве несущественных. Такое понимание было сформировано исторически первым и основывается на традициях классического либерализма, ассоциируется с именами Бэйля и Локка. Данная концепция сформировалась под влиянием необходимости веротерпимости, как один из итогов Тридцатилетней войны, в ходе которой, представители разных конфессий практически полностью истребили друг друга. Культурный и религиозный плюрализм, развившийся в западном мире, особенно среди англосаксов, вызвал к жизни толерантность, которая явилась необходимым условием дальнейшего развития. Решающей главой в истории толерантности явился кромвелевский период английской истории 17 в. В то время среди различных пуританских сект, входивших в армию Кромвеля, только индепенденты и левеллеры были заинтересованы в свободе и терпимости. Согласно их взглядам, ни одно убеждение не может быть настолько непогрешимым, чтобы ему в жертву можно было принести другие убеждения, существующие в сообществе. Джон Солтмарш, один из видных защитников толерантности в эту эпоху, говорил: «Твои доводы будут столь же темны для меня, как мои доводы для тебя, пока Господь не откроет нам глаза».

В целом толерантность была установлена как в Англии, так и в Америке не столько в качестве идеального принципа, сколько по необходимости – когда было разрушено монолитное единство общества. Оказалось, что в обществе будет больше мира, если не пытаться навязывать ему сверху религиозного единства. Эпоха Просвещения 18 в., которую часто наделяют духом толерантности, породила очень опасный якобинский фанатизм рационалистического типа. Единственным видным представителем толерантности в ту эпоху был Вольтер. Ему приписывают изречение: «Я не согласен с тем, что вы говорите, но пожертвую своей жизнью, защищая ваше право высказывать собственное мнение», – афоризм, в котором выражена классическая теория толерантности. Взгляды Вольтера сложились, когда он наблюдал за событиями в Англии, где в конце 17 в. в условиях религиозного плюрализма и религиозной толерантности был достигнут гражданский мир и установилась общая атмосфера милосердия.

На позициях «безразличной толерантности» и в настоящее время основаны позитивные отношения, касающиеся именно религиозных взглядов, метафизических утверждений, этнических верований и убеждений, личных предпочтений, которые базируются на внерациональных основаниях, связаны прежде всего с процессами самоидентификацией, плохо поддаются переосмыслению и коррективам. На наш взгляд, с данных позиций понимания толерантности, различия в обычаях, культурных ценностях, мировоззрении будут постепенно уменьшаться по мере развития цивилизации.

2. Толерантность как снисхождение. В этом понимании субъект критически относится к этническим, культурным, религиозным и другим отличиям объекта, при этом осознавая преимущества своих воззрений, но великодушно принимая «ущербность» своих оппонентов. С точки зрения данного понимания, индивид придерживается некой системы норм и ценностей, не просто потому, что это его система, но и потому, что с его точки зрения эта система лучше, превосходит другие по некоторым параметрам. Это наиболее распространенная форма понимания толерантности у индивидов со сформированными системами ценностей и взглядов. Она требует определенных усилий, культурных и социальных навыков для ее поддержание.

3. Толерантность как расширение собственного опыта, критический диалог. В этом контексте существует не только соревнование культур и ценностных систем, но и процесс их диффузии, взаимного дополнения и взаимообогащения. Эта идеальная форма толерантных взаимоотношений возможна лишь при мобильности ценностных систем и соответствующего уровня организации культуры, наличия социально-духовной пластичности и общества в целом и отдельных его членов. Толерантность в этом случае выступает как уважение к чужой позиции в сочетании с установкой на взаимное изменение позиций в результате критического диалога, что порой может привести даже к изменению индивидуальной и культурной идентичности. На наш взгляд, подобная трактовка толерантности не является чем-то утопичным, однако, ее реализация исключительно сложна.

Существует множество гуманитарных подходов к определению и исследованию толерантности, однако при этом ее собственно психологические трактовки фактически отсутствуют. Психологическая проблематика толерантности находится на самых ранних этапах исследования.

В психологии, как и в других областях научного знания, следует различать обыденные и собственно научные определения толерантности. Однако в современной психологической литературе провести данное различение крайне затруднительно, достаточно привести лишь некоторые определения толерантности: «ценность взаимодействия в условиях противоречия»; «принятие иных, отличающихся от твоих собственных, интересов и целей»; «дружелюбие, спокойствие, мирная настроенность, антипод агрессивности, злобности и раздражительности»; «способность выслушивать, пытаться вынести из полученной информации зерна разума и уживаться с различными точками зрения, как бы выслушанное ни противоречило собственным воззрениям»; «стремление к согласию, бесконфликтность». Все эти определения могут служить в равной степени как обыденными, так и научными дефинициями психологического феномена толерантности.

В состав дифференцированного понимания психологической феноменологии толерантности входят: естественная (натуральная) толерантность – открытость, любознательность, доверчивость, – свойственная маленькому ребенку и еще не ассоциирующаяся с качествами его «Я» (толерантность типа «А»); моральная толерантность – терпение, терпимость, ассоциируемая с личностью («внешним Я» человека) (толерантность типа «Б»); нравственная толерантность – принятие, доверие, ассоциируемая с сущностью или «внутренним Я» человека (толерантность типа «В»).

Толерантность типа «А» – это естественное и безусловное принятие другого человека, отношение к нему как к самодостаточному и самоценному существу. Такая толерантность имеет место в жизни маленького ребенка, у которого процесс становления личности (процесс персонализации) еще не привел к расщеплению индивидуального и социального опыта, к формированию «персоны» или «фасада», к возникновению «двойного стандарта», к существованию обособленных планов поведения и переживания и т.д.

Младенец абсолютно нетерпим к своим нуждам – он не терпит голода, холода, эмоциональной заброшенности. Он готов требовать удовлетворения своих базовых потребностей плачем – тем инструментом, что ему доступен. Родители учат ребенка терпению, а многие взрослые остаются «младенцами» в желании получить мгновенное удовлетворение своим нуждам.

Для З.Фрейда детское нетерпение обусловлено природой либидо, не знающего ничего, кроме самого себя. Все стадии психосексуального развития по Фрейду связаны не в последнюю очередь с обретением новых навыков терпения (есть не когда хочется, а когда научили, не писаться в штанишки, и так далее). Терпение – это по сути первый рубеж встречи физиологических потребностей индивида и собственно человеческого способа их удовлетворения, встреча природного индивида с культурой в широком смысле слова. Но такое терпение иноприродно и не имеет отношения к толерантности типа «А», изначально присущей ребенку.

Именно этот тип толерантности ответственен за парадоксальное принятие маленькими детьми своих родителей даже в случаях крайне жестокого обращения, психологического, физического и сексуального насилия. С одной стороны, наличие у детей толерантности типа «А» обеспечивает им субъективную, психологическую защищенность от проявлений жестокости и позволяет сохранить позитивные отношения с родителями, а с другой стороны, расщепляет и невротизирует их формирующуюся личность, поскольку не может обеспечить достаточного уровня самопринятия, принятия собственного опыта, собственных чувств и переживаний. Данная «асимметричность» толерантности типа «А» ответственна за дальнейшее развитие толерантности в целом, осуществляющееся как правило в форме инволюции естественной толерантности.

Толерантность типа «Б» характерна для личностного способа существования, она является производной процесса персонализации и, в возрастном аспекте, в той или иной степени присуща большинству взрослых людей. «Толерантная» личность стремится сдерживаться, используя механизмы психологических защит (рационализации, проекции и т.д.). Однако за своим «фасадом» она скрывает собственную нетерпимость – нарастающее напряжение, невысказанное несогласие, подавленную агрессию. Можно утверждать, что толерантность типа «Б» по сути дела есть квази-толерантность – неподлинная, частичная, видимая, условная, искусственная толерантность: «мы терпим вас потому, что...»; «обстоятельства так складываются, что мне приходится вас терпеть, но…»; «в данный момент я не могу быть полностью самим собой и вынужден играть в терпимость…»; «я не думаю о другом, а только о себе, поэтому я терпим к другому только для того, чтобы меня не трогали или для того, чтобы извлечь из ситуации пользу для себя».

Толерантность типа «В» построена на принятии человеком как окружающих, так и самого себя, на взаимодействии с внешним и внутренним миром в принимающей, диалогической манере. В противоположность насилию и манипулированию такое взаимодействие предполагает как уважение ценностей и смыслов, значимых для другого, так и осознание и принятие собственного внутреннего мира, своих собственных ценностей и смыслов, целей и желаний, переживаний и чувств. Для человека, обладающего толерантностью типа «В», напряжения и конфликты вовсе не исключены, можно сказать, он постоянно живет в ситуации напряженного существования, не боится быть лицом к лицу с этим напряжением, достойно выдерживать и принимать его как безусловную экзистенциальную данность. Это подлинная, зрелая, действительно позитивная толерантность, основанная (в отличие от толерантности типа «А» и «Б») на гораздо более полном осознании и принятии человеком реальности.
В своих проявлениях толерантность типа «В» ассоциируется с триадой К.Роджерса – безусловным принятием, безоценочностью и конгруэнтностью.

Именно толерантность типа «Б» составляет основу реальной практики семейного воспитания, этот же тип толерантности обычно транслируется в культуре (особенно в СМИ).

В 1995 г. ЮНЕСКО приняла «Декларацию принципов толерантности» – основополагающий международный документ, в котором не только провозглашаются принципы человеческого единения в совершенном и будущем мире, но и указаны пути их реализации. В декларации раскрыта сущность ключевого понятия человеческих взаимоотношений – толерантности (терпимости).

Как указано в документе, «толерантность означает уважение, принятие и правильное понимание всего многообразия культур, форм самовыражения и проявления человеческой индивидуальности. Толерантности способствуют знания, открытость, общение и свобода мысли, совести, убеждений. Толерантность – это единство в многообразии. Это не только моральный долг, но и политическая и правовая потребность. Толерантность – это то, что делает возможным достижение мира  и ведет от  культуры войны к культуре мира. Толерантность – это не уступка, снисхождение или потворство. А прежде всего,  активное отношение на основе признания универсальных прав и свобод человека». «…Наиболее эффективное средство предупреждения нетерпимости, - подчеркивается в декларации, - воспитание».

В августе 2001 г. российское правительство приняло Федеральную программу «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001-2005 гг.»). Эта Программа направлена на разработку стратегии миролюбия, веротерпимости, доверия, социальной безопасности и согласия в многонациональном российском обществе.

В Программе толерантность определяется как ценность и социальная норма гражданского общества, проявляющаяся в праве быть различными всех индивидов гражданского общества; обеспечении устойчивой гармонии между различными конфессиями, политическими, этническими и другими социальными группами; уважении к разнообразию различных мировых культур, цивилизаций и народов; готовности к пониманию и сотрудничеству с людьми, различающимися по внешности, языку, убеждениям, обычаям и верованиям. Принятие Федеральной программы было продиктовано рядом обстоятельств, касающихся проявлений толерантности и нетерпимости в условиях роста социального разнообразия в России. В программе  определена задача «использования в полной мере возможностей отечественной системы образования при формировании толерантного поведения у молодежи». Программа продолжает развивать складывавшиеся веками гуманистические традиции российской школы.
Таким образом, не возникает сомнений в рациональности культивирования толерантности на различных уровнях: от индивидуального до надгосударственного. Важным компонентом в процессе формирования всеобщего стереотипа толерантности является воспитание психологических и поведенческих навыков толерантного поведения. Однако нельзя согласиться с дословной трактовкой, буквальным переводом данного понятия. С момента его первоначального применения для обозначения межличностных и межгрупповых отношений произошли существенные изменения в обществе, которые повлекли за собой глобальную трансформацию лексического значения понятия толерантность. На данный момент следует прилагать усилия для перенаправления понятийного вектора в сторону осознания толерантности в контексте расширения собственного опыта, критического диалога и адаптировать образовательный процесс к формированию толерантности типа «В». Именно формулы, содержащиеся в «Декларации принципов толерантности» соответствуют истинному современному пониманию этого термина.
Социология

Источник: http://www.bogoslov.ru/



Контакты
© 2000-2011 «Фонд творческих проектов». Москва, ул. Новочеремушкинская д.60 корп. 2, тел. +7 (095) 332-25-33