Фонд творческих проектов
Основные проекты фонда


Руководство Фонда творческих проектов
Попечительский совет
Наши партнёры
Красноречивый источник безмолвного свидетельства

Портал «Богослов.Ru» публикует перевод интервью секретаря Конгрегации по делам Институтов посвященной Богу жизни и обществ апостольской жизни архиепископа Джанфранко Агостино Гардина ватиканскому еженедельнику «L’Osservatore romano». В беседе, приуроченной к празднику Введения во храм Пресвятой Богородицы, обрисованы пути женского католического монашества в условиях современного мира.

Почему именно монашеской жизни, а не другим формам женских обетов был посвящен особый день в церковном календаре?

Архиепископ Джанфранко Агостино Гардин: 21 ноября Церковь празднует Введение во храм Пресвятой Богородицы. Ныне это еще и День затворниц, посвятивших свою жизнь молитве и созерцанию, поскольку папа Иоанн Павел II решил его посвятить «тем, кто молится» (pro orantibus). Образ Марии, всецело предавшей себя Господу, точно выражает идеал, к которому стремятся сестры, ведущие созерцательный образ жизни - те, кто призваны «быть с Господом», «сосредоточить на Боге» все свое внимание.

 День затворниц — это жест внимания по отношения к монахиням, ведущим созерцательный образ жизни. Хочется сказать им: мы знаем о вашем присутствии в Церкви, мы нуждаемся в ваших молитвах и благодарим вас за ваше безмолвное свидетельство; за то, что вы напоминаете нам — Бога нужно любить всем своим сердцем, всей своей душей, всей своей крепостью, и всем своим разумением (ср. Лк 10, 27).  

 Есть опасность, что христианское сообщество не только начнет постепенно забывать об этом молчаливом присутствии, но и перестанет понимать сам смысл монашеского призвания. Порой верующие даже считают подобный образ жизни бесполезным. В обществе, которое заботится об эффективности (а может быть, и в Церкви, озабоченной «деланием» — хотя бы даже и деланием «апостольским»), выбор этих женщин может показаться пустой тратой человеческих и духовных ресурсов, которые можно было бы употребить на многие полезные дела. Иоанн Павел II приводил это возражение в своем послании Vita consecrata, относящимся ко всем формам посвященной жизни: «Не является ли, быть может, посвященная жизнь своего рода "тратой" человеческой энергии, которая может быть более эффективно употреблена для большей пользы, на благо человечества и Церкви?». И он же отвечал, указывая на евангельское событие помазания в Вифании, когда Мария помазала ноги Иисуса драгоценным миром: «То, что в глазах людей может выглядеть как ненужная трата, для человека, покоренного в глубине сердца красотой и благостью Господа, является очевидным ответом любви».

 Бенедикт XVI напомнил об этом Дне в молитве Ангелус 16 ноября, выразив от имени всей Церкви «благодарность тем, кто посвящает свою жизнь молитве в затворе и является красноречивым свидетельством первенства Бога и Его Царства», призвав также всех верующих оказывать им материальную и духовную поддержку.

   

Стоят ли сегодня перед Церковью какие-либо вопросы монашеской жизни, требующие неотложного решения?

Архиеп. Дж. Гардин: Прежде всего, нужно отметить, что монашество, как мужское, так и женское, необходимо Церкви. Оно напоминает о том, что является сутью жизни каждого христианина; о том, что Бог — это высшее Благо.

 Но, конечно, в некоторых регионах мира затворническая жизнь испытывает тот же самый недостаток количества призванных, который затронул сегодня вообще все виды религиозной жизни. И раз уж речь идет о радикальном жизненном выборе, который требует глубочайшей веры — отнюдь не удивительно, что там, где происходит определенный процесс дехристианизации, люди гораздо реже желают ответить на призвание монашества. Если сравнивать со вчерашним днем, то сегодня у нас все больше затворнических монастырей имеют совсем скромные общины, значительную часть которых составляют сестры пожилого возраста. Не скрою: то, что молодых женщин едва ли привлекут общины, состоящие почти исключительно из пожилых сестер — довольно естественно.

 Но закрытые монастыри даже с самыми маленькими общинами, состоящими из людей преклонного возраста, все равно могут быть местом истинного созерцания и ориентиром для ищущих оазиса молитвы, безмолвия и духовного обновления в местной Церкви.

   

Достаточно ли почувствовавших за последнее время призвание к монашеству женщин для того, чтобы остановить и повернуть вспять кризис монашеской жизни?

Архиеп. Дж. Гардин: Если вести речь о ситуации в Италии, то можно с уверенностью сказать — обратной тенденции не будет. По данным статистики, в 2005 году в Италии было около 550 монастырей, 7000 монахинь, 200 постуланток и 250 послушниц. К 2008 году ситуация не сильно изменилась. Без сомнения, новых монахинь недостаточно для того, чтобы компенсировать число умирающих.

 Причины уменьшения числа поступающих в монастыри сегодня являются объектом пристального рассмотрения. И ответ на вопрос, почему так происходит, уже известен: проблему спровоцировала низкая рождаемость, а также более широкие возможности для реализации женщины в различных сферах жизни, возникновение новых форм евангельской жизни, иное восприятие религиозной жизни на социальном уровне и секуляризация со всеми ее последствиями. Немаловажно и то, что в пределах одной географической зоны зачастую действует довольно много монастырей, — слишком много для того, чтобы гарантировать им смену поколения.

 С учетом этих наблюдений, одним из возможных выходов из положения может стать обеспечение монастырей новыми монахинями из других стран. Конечно, в этом отношении необходимо проявить осторожность — не исключая, однако, подобного решения, поскольку религиозная жизнь уже давно довольно «мобильна». Не следует также забывать, что и новые Церкви, и страны недавней евангелизации нуждаются в монашеской жизни и тоже имеют «право» на присутствие монахов и затворников. В целом, мы не должны опасаться, если «география» монашества изменится.

 Следовательно, основной заботой, касающейся религиозной жизни, является никак не количество монахинь. Иоанн Павел II в уже цитированном послании Vita consecrata писал, что более всего нам стоит избегать «поражения, которое выражается не в численной убыли, а в утрате духовного слияния с Господом и со своим собственным призванием и своей миссией».

   

Что Вы можете сказать о тех, кто недавно пополнил ряды монашествующих? Остается ли у них после того, как они сделали свой выбор, возможность контакта с современным обществом?

Архиеп. Дж. Гардин: В нашем обществе молодым женщинам совсем не просто познакомиться с жизнью закрытого монастыря поближе. Одна из причин, вероятно, в том, монастыри кажутся им чрезвычайно далеким от реальности явлением. Тем не менее, среди тех, кто обращается с просьбой провести период молитвы и размышлений в монастыре, не так уж и мало молодых людей. В обществе, где царят спешка, гам, суета и волнение, подобные просьбы не должны удивлять. У многих рождается стремление к «отдыху для души», к общению с людьми, свидетельствующими о жизни, щедро почерпнутой из источника покоя; с людьми, которые нашли себя после встречи с Христом и научились в ежедневной суете сочетать Слово Божие, молитву и труд; с людьми, способными на истинное и нелицеприятное сочувствие, духовную близость и бескорыстную помощь.

 Молодые женщины, созревшие для того, чтобы принять свое призвание, вполне сознательно делают этот выбор — в том числе основанный на иных формах жизненного опыта. Ведь именно благодаря своему опыту они осознали необходимость расстаться с прежними привычками и поведением, подвергнуть их определенному очищению и преобразованию для того, чтобы влиться в монашескую жизнь и войти с ней в гармонию. И мне кажется, что зачастую именно этот предыдущий опыт — не отвергнутый, а принятый именно как опыт жизни — после дает им возможность войти в контакт с обществом, с людьми, проявлять понимание и открытость к диалогу со всеми.

Источник: http://www.bogoslov.ru/



Контакты
© 2000-2011 «Фонд творческих проектов». Москва, ул. Новочеремушкинская д.60 корп. 2, тел. +7 (095) 332-25-33