Фонд творческих проектов
Основные проекты фонда


Руководство Фонда творческих проектов
Попечительский совет
Наши партнёры
[Автореферат диссертации:] Духовно-нравственное состояние русского общества конца XIX - начала XX веков: историко-конфессиональный (православный) взгляд

Богослов.Ru публикует автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Автор диссертации - А.В. Алексеев. Научный руководитель - д.и.н. проф. В.А. Исаков. Официальными оппонентами выступили д.и.н. В.В. Блохин и  д.и.н. А.А. Иголкин. Защита  диссертации  состоялась 2  июля 2008 г. в Московском государственном гуманитарном университете им. М.А. Шолохова.

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Коренные изменения, происходящие в нашей стране, породили противоречия между потребностью в позитивных социально-культурных преобразованиях в обществе и недостатком высокодуховных людей, готовых их осуществлять. Сегодня как никогда очевиден кризис духовно-нравственной жизни, корнями своими уходящий в прошлые столетия. И в настоящее время происходят быстрые и значительные социально-экономические и духовно-нравственные изменения в российском обществе и государстве. В такие времена увеличивается потребность в изучении переломных периодов отечественной истории.

 Для восстановления более полной и глубокой исторической картины событий конца XIX начала XX веков необходимо изучение духовно-нравственного состояния русского общества поскольку, эти события имели не только социально-экономические, но и духовно-нравственные характеристики, ранее не достаточно проанализированные историками. Дополнение изученных исторических событий фактами более глубокого духовно-нравственного порядка сформировало особое направление данного исторического исследования, проблема которого является актуальной для современных историков, политологов, социологов и богословов.

 На протяжении многих веков Россия была многоконфессиональным государством, накопившим опыт взаимодействия людей с различными религиозными мировоззрениями. Проблема духовно-нравственного состояния общества конца XIX начала XX веков может осмысливаться исследователями с разных позиций, обусловленных различными религиозными взглядами.

 Междисциплинарное поле исследования потребовало аксиологического подхода. Аксиологический (ценностный, а значит духовно-нравственный) подход к историческому исследованию заключается в анализе социальных противоречий в отношениях между различными слоями общества и государством, выявлении глубинных факторов и причин, определяющих позитивные и негативные тенденции в историческом и духовно-нравственном развитии общества.

 Аксиологический, ценностно-смысловой подход  сформировал особое направление данного исторического исследования, дающего возможность анализировать исторические факты с позиций отечественной традиционной духовной культуры. Такой научный поход и профессиональную позицию можно сформулировать как «историко-конфессиональный (православный) взгляд». «Историко-конфессиональный (православный) взгляд» - под этим термином автор понимает ретроспективный взгляд ученых-историков на общественно-исторические события и явления, основанный на православном мировоззрении.

 Проблемы духовно-нравственного образования, социальное положение народа, взаимодействие власти и Церкви, остаются актуальными для нашего времени, являясь необходимыми внешними социально-культурными факторами формирования личности и общества. В свою очередь существует и такой внутренний социально-культурный фактор, как духовно-нравственное состояние общества,  который также влияет на социальные процессы, происходящие в государстве.

 Анализ духовно-нравственного состояния российского общества конца XIX - начала XX веков является актуальной проблемой для понимания признаков и причин, приведших к необратимым государственно-политическим изменениям в России, проявляющимся  в обществе вплоть до настоящего времени. Рассматривая широкий спектр вопросов, связанных с состоянием общества того времени, выявив его особенности, возможно понять причины и закономерности кризисных явлений, а также соотнести их с современными социально-культурными тенденциями.

 Изучение состояния русского общества конца XIX - начала XX  веков представляется актуальным и в настоящее время, поскольку он позволит выявить роль и значение духовно-нравственной сферы во взаимодействии общества, Церкви и государственной власти как социального института, связанного с обеспечением стабильности и развития общества и государства.

 Проблема исследования состоит в том, чтобы сопоставить и совместить внутренние духовно-нравственные процессы в жизни общества и внешние исторические события, которые в своем единстве составляют историко-культурное и социальное явление, имеющие в своей характеристике признаки кризиса.

 Практическая и теоретическая значимость проблемы, ее высокая актуальность определили выбор темы настоящего диссертационного исследования, которая ранее в исторической науке не рассматривалась с позиций традиционной духовной культуры: «Духовно-нравственное состояние русского общества конца XIX - начала XX веков; историко-конфессиональный (православный) взгляд».

Целью диссертационного исследования является системное исследование духовно-нравственного состояния русского общества конца XIX - начала XX веков, выявление исторических уроков по определению внутренних причин и факторов возникновения государственного кризиса.

 Цель исследования определяет круг задач исследования:

 - проанализировать особенности государственно-политического строя и духовно-нравственное состояние общества конца XIX - начала XX веков;  

 - определить внутренние и внешние факторы, влияющие на духовно-нравственное состояние русского общества, рассмотреть их многофакторность и взаимовлияние;

 - выявить признаки духовно-нравственного кризиса общества, приведшие к государственному кризису конца XIX - начала XX веков;          

 - сформулировать понятие «духовно-нравственный кризис» как систему противоречий в духовно-нравственном состоянии общества.

Объектом диссертационного исследования является духовно-нравственное состояние общества конца XIX - начала XX веков.

Предметом исследования являются социально-культурные факторы (образование, положение различных слоев общества, характеристики их деятельности и взаимоотношения, направленность литературы и искусства, состояние общественного сознания), влияющие на духовно-нравственное состояние общества.

Хронологические рамки исследования. Исследование охватывает сорокалетний период конца XIX начала XX веков (1890-1920 годы), что позволяет провести более глубокий анализ причин, приведших к кардинальному социально-экономическому перевороту, к февральско-октябрьским революциям XX века в Российском государстве.

 В ходе работы над диссертацией использованы следующие методы:

 1. метод сравнительного анализа источников (исторических, религиозно-философских, богословских и  др.) обеспечивает на основании различных взглядов воссоздание целостной объективной картины духовно-нравственного кризиса для выявления его признаков и причин;

 2. метод системного анализа позволяет исследовать социальные отношения и социокультурные явления, учитывая их многоуровневые и многофакторные характеристики, что реконструирует целостную картину государственного кризиса конца XIX - начала XX веков;

 3. аксиологический метод дает возможность выявить смысл понятия «духовно-нравственный кризис общества» и на основе этого произвести анализ роли и места Церкви в обществе, как в рассматриваемый период, так и применительно к настоящему времени;

 4. феноменологический метод позволяет использовать материал, относящийся к различным областям знания для уточнения понимания духовно-нравственного кризиса как явления;

 5. метод исторической реконструкции дает возможность производить сопоставления социальных отношений в обществе и государстве, а также их противоречий, проследить закономерности их взаимовлияния, как в рассматриваемый период, так и  в настоящее время;  

 6. метод моделирования при анализе исторических понятий, как например «государственный кризис», обеспечивает воссоздание механизмов взаимодействия различных факторов исторических явлений.

Источниковая база исследования опирается на корпус  исторических источников, которые относятся к разным научным областям: истории, философии, экономики и политологии, богословия,  поскольку тема исследования лежит в межпредметном пространстве. Одной из задач данной работы является определение понятия «кризис», которое рассматривалось и в других науках, таких как социология, культурология, этика, психофизиология, медицина, психология. Это понятие осмысливалось и в трудах видных мыслителей: религиозных философов, богословов, священнослужителей, писателей и других современников рассматриваемого периода. Источники исследования подразделяются на группы.

Первая группа источников состоит из архивных материалов.  В эту группу вошли документы из фондов Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государственного исторического архива  (РГИА), Российского государственного  архива древний актов (РГАДА), Государственного архива Пензенской области, Архива русской революции (АРР), Российского этнографического музея (РЭМ), Центрального государственного исторического архива города Москвы (Московских Донского и Симонова монастырей) (ЦГИА г. Москвы).

Так наиболее убедительными становятся факты из фондов архивов, которые свидетельствуют о том, что в начале двадцатого века заметно участились случаи святотатства и кощунства. «В 1907 г. грабители перевязали всех монахов Крестного Онежского монастыря Архангельской епархии и устроили обыск в кельях. В том же году в Иоанно-Богословском Крыпецком монастыре Псковской епархии было убито трое монахов и трое рабочих. В 1908 г. бандиты совершили налет на Разрытовский Троицко-Покровский женский монастырь Черниговской епархии, вскрыли кружку перед иконой Божией Матери и свечной ящик, обошли все кельи, разбивая шкафы и сундуки и забирая все сколько-нибудь ценное. В 1911 г. на Валаам приехала группа подвыпивших финских рабочих устроивших дебош в монастырской гостинице. С большим трудом хулиганов удалось выпроводить».[1]

Ценность источников этой группы заключается в том, что они освещают события и содержат статистические данные, позволяющие нам делать выводы, которые не всегда вытекают из известных опубликованных источников.

Вторая группа источников, анализирующих кризисное состояние российского общества в период XIX - начала XX веков, представлена святоотеческими трудами: свт. Филарета Московского, свт. Игнатия Кавказского (Брянчанинова), свт. Феофана Затворника, преподобных старцев Оптинских, св. прав. Иоанна Кронштадтского, священномученика Илариона Верейского, и др.

 Эти работы, которые до недавнего времени не использовались в исторических трудах, содержат духовное осмысление исторических событий, а также оценивают духовно-нравственное состояние общества, государства и личности  периода XIX - начала XX веков. Они были необходимы для выявления признаков и причин общественного кризиса как исторического социально-культурного явления и при исследовании содержания понятия «духовно-нравственный кризис» для его формулирования как исторического понятия.

 При наличии существующих определений термина «кризис» в различных науках понятие «духовно-нравственный кризис общества» в исторической науке находится в стадии формирования, что дает основание для формулирования этого понятия как значимого в исторических исследованиях.

В третью группу вошли работы авторитетных богословов и видных церковных иерархов: митрополита Вениамина (Федченкова), митрополита Антония (Храповицкого), митрополита Евлогия (Георгиевского) митрополита Антония (Вадковского), архиепископа Никона (Рождественского), архиепископа Серафима (Соболева), архиепископа Аверкия (Таушева), архиепископа Василия (Кривошеина), епископа Австрийского и Венского Илариона (Алфеева), протоиерея Георгия Шавельского, протоиерея Георгия Флоровского, протоиерея Александра Шмемана, архимандрита Платона (Игумнова), священника Павла Флоренского священника Иоанна Беллюстина, Л.П. Карсавина, Н.О. Лосского и др.

 Ценность работ перечисленных авторов заключается в возможности  получить более глубокую и полную духовно-нравственную оценку событий того времени. Церковные иерархи в силу своего положения могли  оценивать разные  уровни  ситуации: административные, духовные, общественные. Богословы в отличие от  традиции святоотеческой литературы занимались соответствующей проблематикой системно с разработанным категориальным аппаратом.

Четвертая  группа источников, используемых в диссертации, представлена работами религиозных философов и писателей светского круга: И.А. Ильина, С.Н. Булгакова, С.Л. Франка, Н.Б. Струве, Е.Н. и С.Н. Трубецких, К.Н. Леонтьева, А.Ф. Лосева, Ф.М. Достоевского, С.А.  Нилуса, Н.Е. Пестова, М.М. Дунаева, и др. Они в большинстве своем не представляли официальной позиции РПЦ.

 Указанные авторы, опираясь на многочисленные современные им источники, провели анализ исторических фактов, характеризующих состояние русского общества конца XIX - начала XX веков. Их труды помогли проанализировать состояние духовной жизни человека и общества, взаимоотношения Церкви и государства исследуемого периода.  Эти работы нельзя причислить к историографии в силу того, что авторы преимущественно были глубоко верующими людьми, что  определяло направление  их трудов,  и не ставили задачу системного анализа духовно-нравственной сферы жизни российского общества, а реализовывали свои  взгляды.

Пятую группу источников составили материалы периодической печати: публикации периодических изданий того времени: «Богословский вестник», «Вехи», «Православный вестник», «Прибавление к церковным ведомостям, издаваемым при Священном Синоде», «Приходское чтение», «Церковно-исторический вестник», «Церковный вестник», «Епархиальные ведомости» и др. Эти материалы позволили дополнить характеристики исторических событий и духовно-нравственного состояния общества. Особенностью этой группы является обостренность в изложении  событий, необходимость  сказать достаточно просто о глубинных явлениях.

В шестую группу источников вошли документы личного происхождения. Значительный интерес для автора исследования представляют материалы публицистических работ и воспоминания известных государственных деятелей: К.П. Победоносцева, С.Ю. Витте, П.Н. Милюкова, Н.Д. Жевахова, А.И. Деникина, Л.Д. Корнилова, Л.Н. Врангеля; В.Ф. Левицкого,  А.А. Мосолова, А.А. Танеевой (Вырубовой), А.А.  Савельева и др.   В этих документах поднимаются  вопросы, которые невозможно представить в публичном обсуждении. Они часто  менее концептуальны, но более нюансированы в изложении деталей, что делает их  особенно ценными.

Седьмую группу источников образуют различные справочные издания.

 Здесь сосредоточены необходимые объемы фактов, цифровой материал позволяющие воссоздать фон эпохи: экономический, образовательный, гуманитарный.

 Перечисленные  источники составляют необходимый объем для осуществления исследования, позволяют автору диссертации всесторонне и полно исследовать избранную проблему и, решая поставленные задачи, обеспечить необходимую репрезентативность и достоверность результатов работы.

Историография проблемы исследования. Проблема духовно-нравственного состояния русского общества конца XIX - начала XX веков является значимой и до сих пор привлекает внимание общественности, что нашло отражение в литературе. Всю совокупность исследований, посвященную духовно-нравственному состоянию общества конца XIX - начала XX веков, можно разделить на четыре группы: дореволюционную историографию, советскую историографию, постсоветскую историографию и зарубежную историографию.

Дореволюционную историографию представляют работы отечественных светских и церковных историков: Н.Н.  Глубоковского,  А.П. Доброклонского,  А.В. Карташова, Л.А. Тихомирова, С.Н. Трубецкого и др. Важными историческими документами представляются материалы К.П. Победоносцева, С.Ю. Витте и др., в связи с тем, что содержат авторитетные оценки событий не только видных государственных и церковных деятелей, но и свидетелей и участников событий, описанных и проанализированных ими с разных позиций.

 Особая ценность работ перечисленных авторов заключается в глубокой и полной духовно-нравственной оценке событий того времени, которая позволяет определить духовно-нравственное состояние русского общества конца XIX - начала XX веков как внутреннюю причину государственного кризиса, которая ранее в исторической науке с позиций традиционной духовной культуры не рассматривалась. Например, важной  является оценка Е.Н. Трубецкого религии, которая по его определению «есть то, что связывает людей воедино, когда она перестает их связывать, они друг другу - либо враги и соперники, либо случайные союзники в целях ограбления и эксплуатации других людей. Когда отсутствует религиозная связь между людьми, их взаимоотношения определяются ничем не сдержанным биологическим принципом борьбы за существование».[2]

Зарубежную историографию представляют интересные исторические исследования А.В. Карташова, С.С. Ольденбурга,  Н.Д. Тальберга и  И.П. Якобия, которые изучали проблему кризисного состояния российского общества.

 Так в работе И.П. Якобия приводятся воспоминания М. Палеолога, посла Франции в России: «Государь, заговорив с ним о его жизни в Петрограде, замечает: «Я Вас жалею, что Вам приходится жить в среде, столь упавшей духом и пессимистически настроенной. Я знаю, что Вы мужественно сопротивляетесь отравленной атмосфере Петрограда... Этот смрад идет не из народных кварталов, а из салонов. Какой стыд! Какая мелочность! Можно ли до такой степени быть лишенным совести, патриотизма и веры!». [3]

 Расширение историографической базы позволяет ввести в исторический анализ исследования, которые остаются еще малоизвестными в современной исторической науке. Ценность зарубежных исследований изучаемого периода определяется  непредвзятостью и объективностью характеристик духовно-нравственного состояния русского общества конца XIX - начала XX веков, не обусловленных какими-либо идеологическими установками.

Историография советского периода включает работы А.Н. Боханова, М.М.  Горинова, Ю.Н. Данилова, В.П. Дмитренко, А.Ф. Киселева, И.С. Розенталя, В.А. Тарасовой, А.В. Ушакова, Э.М. Щагина и др.

 Особенность исторических исследований советского периода заключается в том, что при анализе исторических событий конца XIX начала XX веков, учитывались в основном социально-экономические, но не духовно-нравственные характеристики. При этом на фоне идеалогизированности большинства трудов выделяется работа «Русская идея от Владимира Святого до наших дней», автором ее является А.Н. Боханов, научная деятельность которого сложилась в советский период. Изданное уже в постсоветский период его монографическое исследование решает задачу рассмотреть актуализацию различных форм русского самосознания от самых ранних исторических этапов до рубежа XIX,  XX веков с точки зрения православной историософии. В указанной и других своих работах он пишет о великой миссии охранения Православия, в котором видит «историческое предназначение Руси».[4]

 Однако подобных исследований были единицы, что обуславливает особое направление данного исторического исследования, которое заключается не только в расширении историографической базы, но в рассмотрении исторических фактов  с аксиологических позиций более глубокого духовно-нравственного порядка.

 Такой подход был уже использован в работах архиепископа Серафима (Соболева), архиепископа Аверкия (Таушева), архиепископа Василия (Кривошеина), протоиерея Георгия Флоровского, протоиерея Александра Шмемана, архимандрита  Платона (Игумнова),  относящихся к историографии советского периода.

 Архиепископ Василий (Кривошеин) описывая свои, тогда еще юношеские переживания, признается в том, что им в отличие от его старшего брата - офицера, известия о восстании в армии были восприняты с большой радостью. «Вот она настоящая русская революция, сейчас начинается». Это казалось тогда привлекательным и заманчивым.[5]

В постсоветскую историографию  представляется необходимым привлечение исследований общего плана, работ отечественных светских и церковных историков: С.Л. Фирсова, П.Н. Зырянова, Л.В. Милова,  Ю.А. Рябова, В.А. Федорова, Г.П. Федотова, О.А. Платонова, епископа Австрийского и Венского Иллариона (Алфеева), протоиерея Владислава Цыпина и протоиерея Георгия Митрофанова.

 Работы перечисленных авторов дали возможность фрагментарно составить описание духовно-нравственного состояния русского общества конца XIX - начала XX веков, выявить некоторые аспекты динамики происходивших событий, собрать авторитетные оценки рассматриваемых явлений. Это позволяет провести системный анализ причин духовно-нравственного кризиса общества как исторического и социокультурного явления. Данная совокупность историографии достаточна для теоретической основы работы,  поскольку дает возможность осмыслить проявления и причины религиозного кризиса с разных позиций понимания этого явления, что стало основанием приведенной выше классификации работ этих авторов.

 Но системно, на основе  источников различного происхождения исследование пока еще не проводилось.  Таким образом, настоящая работа призвана заполнить  эту лакуну.

Научная новизна диссертационного исследования заключается, по мнению автора, в том, что оно призвано восполнить существующий пробел в российской исторической и политологической науках, обусловленный отсутствием комплексных исследований духовно-нравственного кризиса русского общества, приведших к государственному кризису конца XIX - начала XX веков.

Во-первых, научная новизна диссертации состоит во введении в научный оборот большого документального, историографического и фактологического материала, ранее мало известного исследователям, что позволило комплексно и всесторонне изучить события и явления государственного кризиса в России в начале XX века и определить внутренние и внешние признаки и причины духовно-нравственного кризиса русского общества конца XIX - начала XX  веков как целостную и объективную картину.

Во-вторых, анализ признаков и причин духовно-нравственного кризиса позволил рассмотреть их в комплексе социально-культурных исторических факторов, характеризующих внутреннее духовно-нравственное состояние общества. Поскольку, ранее проведенные исследования, посвященные анализу социально-экономических факторов развития страны в изучаемый период времени, были направлены на рассмотрение в основном внешних, материальных противоречий, при этом внутренние механизмы исторических событий и явлений оставались не выявленными.  

В-третьих, элементы новизны присутствуют в уточнении таких социальных факторов, как состояние общественного сознания, направленность литературы и искусства, образование, положение различных слоев общества, их взаимоотношения и характеристики деятельности, которые исторической наукой советского периода нередко рассматривались однопланово, что приводило к односторонним выводам.

В-четвертых, научная новизна диссертационной работы определяется тем, что это одно из первых в российской исторической и политологической литературе целостное историческое исследование, которое определяет внешние социокультурные причины духовно-нравственного кризиса русского общества, заключающиеся в изменении отношения  власти и общества к Церкви, в падении ее авторитета и снижении уровня духовного образования.

В-пятых,  научная новизна диссертации состоит также в авторском определении понятия «духовно-нравственный кризис общества», которое является значимым историческим понятием для осмысления социальных явлений, происходивших в российском обществе в конце XIX - начале XX веков, а также значимых и на рубеже II и III тысячелетий.

 На основании существующих определений термина «кризис» в различных науках в данной работе с позиций исторической науки сформулировано понятие «духовно-нравственный кризис» для государства, общества и личности, как в области их социального и культурного взаимодействия, так и  в области моральной практики личности. Понятие «духовно-нравственный кризис» впервые рассматривается как всестороннее  и ключевое понятие в исторической науке и социальной жизни, значимое для определения направления дальнейшего развития государства, общества и личности.

На защиту выносятся следующие положения:

 1. Анализ состояния русского общества конца XIX - начала XX веков, проведенный на основании широкого круга исторических источников, религиозно-философских и других свидетельств, констатирует наличие очевидных глубоких противоречий в отношениях между государством и Церковью, обществом и личностью. Это позволяет определить духовно-нравственное состояние русского общества того времени как кризисное.

 2. Использование метода сравнительного анализа источников (исторических, богословских,  религиозно-философских, и др.), позволяет на основании различных взглядов воссоздать целостную объективную картину духовно-нравственного кризиса и дает возможность рассмотреть это явление с разных позиций. Метод системного анализа признаков и причин позволяет сформулировать понятие «духовно-нравственный кризис общества».

 3. Анализ признаков духовно-нравственного состояния дает его развернутую характеристику как кризиса. Степень взаимовлияния внутренних и внешних причин духовно-нравственного кризиса складывается в многоуровневую систему и уточняет понимание духовно-нравственного кризиса как многофакторного исторического и социокультурного явления, что подтверждает его системный характер.

 4. Внешними социокультурными причинами духовно-нравственного кризиса русского общества явились: изменение отношения  власти и общества к Церкви, снижение уровня духовного образования, падение авторитета Церкви.

 5. При внешних благополучных показателях развития государства (экономическое состояние, научно-технических прогресс, политический авторитет, успехи в области культуры и искусства) значительные изменения духовно-нравственного состояния во всех слоях общества (как отдельной личности, так и общества в целом) стали определяющим фактором, внутренней причиной деструктивных изменений в механизме стабильного развития российского государства.  

 Конструктивное развитие государства детерминировано духовно-нравственным состоянием  личности и общества в целом, а также и положением Церкви в государстве.

 6. Распространение религиозного индифферентизма во всех слоях общества, ведет к оскудению духовной и нравственной жизни общества, способствует отказу государства, общества и личности от духовно-нравственных (евангельских) принципов и нравственных ценностей, что нарушает закономерности взаимодействия общества и государства, и является внутренней причиной государственного кризиса.

 7. Невозможность полноценного выполнения Церковью своей функции по формированию духовно-нравственной сферы и мировоззрения личности, системы ценностей общества нарушает конструктивное взаимодействие государства, общества и личности.

 8. Неспособность Церкви оказывать достойное противодействие деструктивному влиянию идей рационализма, прогресса, вольнодумства, атеизма, мистицизма и пр. является проявлением духовно-нравственного кризиса.

 9. Изменение места и роли Церкви в жизни государства и общества к концу XIX - началу XX веков, лишило Церковь возможности конструктивно повлиять на духовно-нравственное состояние общества, и предопределило разрушение общества и структуры государства.

Практическая значимость диссертации. К областям конкретного применения результатов исследования автор относит выявление в отношениях общества и государства социально-регулятивной роли Церкви, как социального института, обеспечивающего стабильность и развитие личности и общества.

 Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих одиннадцать параграфов, заключения, списка источников и используемой литературы  и  приложения.
 

2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
 

Во введении обоснована актуальность темы; сформулированы проблема и цель исследования, определены его объект, предмет, задачи;  выдвинута гипотеза, установлена методологическая основа исследования; указаны методы и этапы исследования; обоснована достоверность, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы; сформулированы положения, выносимые на защиту.

Первая глава исследования состоит из трех параграфов и посвящена анализу социально-экономического состояния государства и духовно-нравственного состояния народа в конце XIX - начале XX веков. Рассмотрение этого круга вопросов потребовало уточнения понятия «кризис», как исторического. Кризис определяется как острая ситуация, поворотный пункт, важнейший момент, прерывающий нормальный ход событий в жизни общества и требующий переоценки моделей деятельности и мышления.

 Обоснование и формулирование концепции исследования заключаются в том, что выявление причин государственного кризиса требует рассматривать сосуществование и взаимодействие государства, общества, Церкви и личности как многоуровневую и иерархическую социокультурную систему.

 Каждый исторический период содержит в себе характерную социально-культурную систему отношений в обществе. Система социально-культурных факторов - это всеобщая, всеохватывающая высшая нормативно-регуляторная система, имеющая свои духовно-нравственные принципы, критерии в регулировании и политической, и экономической, и художественно-эстетической, и образовательной жизни общества.

 Существенным социокультурным фактором, ранее не рассматриваемым в исторических исследованиях, является религиозный фактор. Концепция исследования заключается не только в признании религии стержнем духовной культуры общества, но проведенный анализ исторических источников позволил обратить внимание на такую функцию религии в обществе, как нормативную и регуляторную.

 Русская Православная Церковь рассматривается как социальный институт, который обладает безусловной способностью воздействия на формирование системы взглядов, ценностей, образцов поведения не единиц, а больших масс людей, т.е. является решающим источником социокультурной регуляции социального поведения.[6]

 Анализ общественной системы отношений в обществе позволяет обеспечить более глубокое понимание государственного кризиса конца XIX - начала XX  веков. В соответствии с иерархической системой общественных отношений в первой главе исследования был проведен анализ состояния личности и общества через характеристику их отношений.

 Сохраняя целостный подход к пониманию взаимодействия общества и государства, мы опираемся на положения о структуре этих отношений, которая соответствует разным сферам общественных отношений. В связи с тем, что анализ состояния общества, безусловно связан с характеристиками перечисленных исторических субъектов, в данном исследовании они рассматриваются как его объекты. Система общественных отношений по их характеру  и виду представляется иерархической моделью, в которой они различаются по сферам: духовно-нравственные, социокультурные, правовые и экономические.

На индивидуальном уровне субъектами исторического действия являются соответственно материальные, экономические отношения человека; на социальном уровне -  правовые отношения между различными слоями общества, на социо-культурном - влияние на жизненный уклад традиций и искусства; на духовно-практическом уровне - субъектами исторического действия являются отношения общества и государства с Церковью. Такой системный социокультурный подход позволил достичь поставленной цели данного исследования при определении признаков и причин духовно-нравственного кризиса русского общества конца XIX - начала XX  веков.

Параграф 1.1. посвящен  анализу социально-экономического состояния государства. Согласно статистическим данным, государственные доходы увеличивались темпами, неведомыми ни одному европейскому государству. За двадцать лет царствования Николая II население империи возросло на 20 млн. человек. За это же время количество товаров, как русских, так и иностранных, потребляемых русским внутренним рынком более чем удвоилось. Бюджет казны с 122 млн. в начале царствования достиг 3,5 млрд. Золотой запас Госбанка - с 648 млн. (в 1884 г.) возрос до 1604 млн. (1914 г.). Донецкий бассейн, дававший в 1894 году меньше 300 млн. пудов в 1913 г. давал уже свыше 1,5 млрд. Добыча угля по всей империи за 20 лет возросла более чем вчетверо.[7] При этом в России при активном государственном бюджете, при громадном золотом запасе обыватель платил в 8,5 раз меньше прямых  налогов, чем житель Великобритании, и в 3 с лишним раза меньше, чем француз во Франции.[8]

 За время царствования императора Николая II смета Министерства Народного просвещения возросла с 25,2 млн. руб. до 161,2 млн. руб.. За этот период времени число учащихся в учебных заведениях увеличилось: в начальных - на 159%, в средних - на 246%, в высших - на 433%. Выработанный в 1908 году план всеобщего начального обучения начал осуществляться быстрым темпом, школы открывались в среднем в количестве 10 тыс. в год.[9]

 Анализ других источников, ранее широко не известных исторической науке, позволил получить и другие характеристики состояния общества того времени, и по-иному показал существование противоречий между социальным положением общества и состоянием государства. Несомненный, бросающийся в глаза рост материального благосостояния в Российском государстве не сопровождался заметным духовным подъемом.  

В параграфе 1.2. рассматривается материальное положение народа. В конце XIX - начале XX веков, несмотря на ускоряющееся индустриальное развитие, основным сословием в России оставалось крестьянство. Согласно переписи 1897 года, его численность составляла 84,1% от всего населения европейской России и 77,1% по империи в целом. В среднем материальное положение крестьянства улучшалось.

 При этом общие данные не заслоняют того факта, что были также большие группы крестьян, крайне плохо обеспе­ченные. Острую нужду в земле испытывали гораздо больше: три пятых крестьян центральных губерний получали основные доходы от промыслов и заработков. Новые формы хозяйствования прививались с трудом. Им непросто было конкурировать с кабальными формами эксплуатации.

 Основным содержанием социального развития российского общества второй половины XIX - начала XX веков следует считать процесс распада и внутренней дифференциации сословий и формирование основных классов капиталистического общества.

 Жизни рабочего на рубеже веков позавидовать было сложно даже малоземельному крестьянину. Понятие «экономическое положение» рабочих включает такие факторы, как занятость на производстве, санитарные и другие условия труда, профессиональную заболеваемость, травматизм. В свою очередь, понятие «уровень жизни» складывается из оценок обеспеченности пролетариев работой, продолжительности их жизни, заработной платы, качества питания, жилищных условий, медицинского обслуживания, соотношения рабочего и свободного времени.[10]

 По данным статистики, на рубеже веков рабочие занимали последнее место по размеру сбережений на одного вкладчика. Заработка отца семейства в большинстве случаев не хватало, поэтому более половины жен рабочих тоже трудилось. А это - почти в 3 раза больше, чем число работавших замужних женщин в более развитых в промышленном отношении Германии и Англии. Большие испытания в период становления отечественного промышленного капитализма судьба уготовила женщинам-работницам и подросткам, составлявшим к началу XX века немногим менее половины рабочего люда. Недовольство среди простого народа постепенно приобретало массовый характер.

 В среде фабричных и заводских рабочих, искусственно обезземеленных дворян и обезземеливаемых крестьян, пополнявших собой ряды «всемирного бесприютного пролетариата» развивались как вызов Богу злоба и социальная ненависть.[11]

В третьем параграфе первой главы рассматриваются общие тенденции духовно-нравственного движения российского общества.

 В 1914 г. общее число православных составило уже 98 млн., (без данных Варшавской   епархии   и   материалов   протопресвитера   военного   и   морского духовенства).[12]

 Ежегодный рост числа храмов и монастырей свидетельствовал для посторонних, мало знакомых с внутренней жизнью Церкви людей, об укреплении позиций главной конфессии империи, о ее непререкаемом первенстве. Но на фоне этого внешнего благолепия «многие живут и действуют так, как бы для них не было Господа и св. Церкви Его... Есть даже такие, кои не считают долгом крестить детей своих».[13] Семена нигилистической пропаганды, распространявшейся радикальной интеллигенцией, в частности через народные школы, давали свои плоды. Духовно-нравственный кризис коснулся и русской интеллигенции. Падение нравственности явилось следствием общего оскудения духовности в народе. Обращают на себя внимание факты неблагоговейного, непочтительного, а порой и  кощунственного отношения к святыням, святым иконам и пр. в действующей армии, особенно среди высшего командного состава.

Вторая глава посвящена решению второй задачи исследования, - анализу внутренних социально-культурных факторов, влияющих на духовно-нравственное состояние русского общества, и степень их взаимовлияния. Были рассмотрены такие факторы как состояние общественного сознания, в том числе религиозного сознания; духовно-нравственное состояние общества во всех его слоях; состояние традиционного духовного образования; положение духовенства и изменение места и роли Церкви в обществе.

 Современники  отмечали что, религиозное горение к тому времени все более падало и слабело. Высшие круги общества: придворные, аристократы, генералы, офицеры, архиереи, духовенство, богословы, интеллигенты, не знали и не чувствовали религиозного воодушевления.  

В первом параграфе главы рассматривается состояние общественного сознания.

 Сделан вывод о том, что уже с 90-х годов XIX века в обществе формировался безрелигиозный взгляд на мир вообще и на искусство в частности, шло разрушение цельности интеллигентского мировоззрения. Внерелигиозное искусство вызвало безудержность эстетического произвола. Результатом влияния деструктивных духовно-нравственных тенденций  в литературе и искусстве явились рост безверия и порожденные им пессимизм, настроения отчаянья, разочарования в жизни, цинического отвержения ее.

 На почве безнравственности, безверия и малодушия совершался распад государства, следствием чего явились разбои, убийства, воровство, разврат и пьянство.

 При этом стесненное положение духовенства, внутреннее состояние духовного образования не способствовали подъему духовной жизни пастырей, которые оказывают влияние на духовное и мировоззренческое формирование всего общества. Обмирщение духовенства усиливало распространение религиозного индифферентизма во всех слоях общества, что, в свою очередь, вело к отказу общества и личности от евангельских принципов, определяющих закономерности их взаимодействия, и утрате обществом нравственных ценностей.

Второй параграф главы содержит анализ православного  духовного образования  в России. Сделан вывод о серьезных кризисных явлениях в этой сфере. В результате «жизнь не изучается в духовной школе; напротив, юношество, и без того отделенное от жизни сословностью, еще более закупоривается от нее семинарской педагогикой». Естественно, что из такой школы выходят не пламенные борцы за истину, а «сухие теоретики, искусственно выращенные резонеры».[14]

 Семинарская педагогика не возвышалась до широкого понятия о воспитании, а ограничивалась одними служебно-воспитательными требованиями. Педагогические начала в школах заменялись юридическими, а воспитание превращалось в одну дисциплину, которая вместо нравственного развития имела своей задачей лишь удовлетворение внешнего порядка, благопристойности и субординации.

 Отношения семинаристов и педагогов отличались сухостью и официальностью. По выходе из семинарии, воспитанники, к удивлению своему, часто убеждались, что их бывшие начальники, в сущности хорошие, а иногда даже очень сердечные люди.

 Но наиболее тягостное стеснение, которому подвергался семинарист, как отмечали многие, заключалось в том, что  религия не прививалась свободным развитием духа - вот, что вызывало протест.

Третий параграф главы посвящен положению духовенства.

 В область практического богословия был внесен характер государственный, но не столько общественно-этический, сколько бюрократический. Пастырское богословие, да и, вообще, духовная жизнь оставлены были в пренебрежении.

 В результате жизнь русского духовенства осталась по-прежнему в стороне от тех нравственных интересов, которыми жило общество, и оно постепенно становилось от своих пастырей еще дальше, чем от прежнего дореформенного духовенства. Нововведения прошлых царствований не оказались проникнутыми духом пастырско-нравственным, но совершенно обмирщились. Приходские священники не являлись «настоящими духовными наставниками, больше следили за исполнением прихожанами обрядовой и формальной стороны православия».[15]

 На епархиальных съездах, проходивших в те годы, обсуждались лишь вопросы имущественного характера и вместо объединения духовенства между собою и с обществом, сословное начало, обнаружившееся на этих съездах, приводило к противоположным последствиям.

 В жизни самих русских пастырей, именно под влиянием этих реформ, стало обнаруживаться пренебрежение к духовно-нравственным интересам, небрежение богослужением, несоблюдение постов, стыд своего звания и т.п.

 Сглаживая свое бытовое отличие от мирян, такие представители духовенства  «старались подольститься к светскому обществу», но оно относилось к такому новому типу священника еще с меньшим уважением, нежели к патриархальному. Обмирщение, этот чисто-бюрократический дух сказывался все сильнее и сильнее.[16]

 Не последнюю роль играла в этом и материальная неустроенность православных пастырей.

 В целом кризис коснулся и этой сферы  церковной жизни.

Четвертый параграф второй главы рассматривает уровень нравственности в обществе.

 Можно сделать вывод о том, что уже с 90-х годов XIX века в обществе формировался безрелигиозный взгляд на мир вообще и на искусство в частности, шло разрушение цельности интеллигентского мировоззрения. Внерелигиозное искусство вызвало безудержность эстетического произвола. Результатом влияния деструктивных духовно-нравственных тенденций  в литературе и искусстве явились рост безверия и порожденные им пессимизм, настроения отчаянья, разочарования в жизни, цинического отвержения ее.

 При этом стесненное положение духовенства, внутреннее состояние духовного образования не способствовали подъему духовной жизни пастырей, «которые оказывают влияние на духовное и мировоззренческое формирование своей паствы».  Обмирщение духовенства, падение нравов усиливали распространение религиозного индифферентизма во всех слоях общества, что, в свою очередь, вело к отказу общества и личности от евангельских принципов, определяющих закономерности их взаимодействия, и утрате обществом нравственных ценностей.

Третья глава посвящена определению внешних причин духовно-нравственного кризиса с учетом воздействия на состояние общества и личности иных систем ценностей, иных систем мировоззрения, деформировавших традиционную систему духовно-нравственных ценностей общества рассматриваемого периода.

В первом параграфе рассматривается воздействие рационализма и  идеи прогресса, детерминирующих духовно-нравственное состояние русского общества.

 Огромную роль в усилении социальной напряженности играли чрезмерные потребности образованного слоя, ориентировавшегося на западноевропейские стандарты потребления.

 Средства западноевропейской культуры, попадая «в руки немногих тонких слоев общества», обращались на их охрану, а не на пользу страны, усиливая социальное  неравенство, превращались в орудие разносторонней эксплуатации культурно безоружных народных масс, снижая уровень их общественного сознания и усиливая  сословное озлобление, чем подготовляли их к бунту, а не к свободе.[17]

 Рационализм возник не в качестве противника религии, но своим воздействием он приводил к подрыву духовно-нравственных устоев русского общества, им вытеснялось господство традиционных духовно-нравственных ценностей. По определению А.Ф. Лосева все роковые последствия рационализма можно выразить одним словом меонизм (от греческого me-оn, не - сущее), вера в ничто: весь мир становился бездушным и механическим, превращался в субъективную деятельность души. С рационалистической, рассудочной, антирелигиозной культурой связаны, по мнению Н.А. Бердяева «оскопление, культурное обеднение, ослабление творчества и убиение красоты».

 Впечатляющие научные достижения были неоднозначны, и это понимали многие из современников. Достигнув многого в науке и технике, человек одновременно с этим так пал духовно, что постепенно, отказываясь от веры в Бога, опираясь на идеи рационализма и прогресса, он все более утверждался в вере в самого себя, в свои беспредельные способности и возможности. Время религии начинало восприниматься обществом как уходящее в прошлое.

 Техника, увлекая за собою человека, не интересуется высшею целью и смыслом жизни, а утратив Бога и Христа, религиозно неустроенная и нравственно распадающаяся, душа человека неизбежно становится жертвою приобретательских инстинктов. Разжигая эгоистические страсти,  в нигилистических кругах интеллигенции России возобладал дух безбожного материализма.

Второй параграф главы посвящен влиянию материализма и атеизма.

 Радикальная интеллигенция той эпохи пережила духовную эволюцию, в процессе которой ее умозрительно-утопическая идейность превратилась в абстрактный и бесчувственный к реальному человеку морализм, а ее культурно-историческая беспочвенность выродилась в религиозно-мировоззренческий нигилизм. Закономерным результатом этой эволюции явилось обращение радикальной интеллигенции к разрушавшему ее душу, но порой способному обеспечить ей политический успех имморализму, который обрекал русскую интеллигенцию на неистовое богоборчество атеизма.

 Именно разнуздание низких, земных, эгоистических страстей народных масс через прививку идейного яда соци­ализма, искусственно накалило их до степени фанатической исступленности и одержимости, и дало им  свободу и безнаказанность.

 Бессознательный социализм предполагал нигилистическое отношение к традициям, в том числе и к религиозным. Большевизм воплощал в себе не только наиболее духовно ущербную, но и изуверски действенную традицию, присутствовавшую в русском революционном движении. Именно большевизм с его глубоким восприятием лжерелигиозного богоборческого пафоса марксизма оказался наиболее созвучным со стихийным религиозным нигилизмом расцерковлявшихся народных масс.

 В атеистическом, материалистическом, позитивном культурном мире открылись ворота для вторжения языческой мистики, которую человечество так решительно отвергало девятнадцать веков назад, для духовной жизни со Христом. Мистицизм - это болезненное порождение ложно направленной религиозности. Он явился на Западе, в отпадших от святой Церкви христианских общинах. Обходным путем - через рационализм, деизм, материализм, атеизм и позитивизм - люди христианского мира, от Бога отставшие, но почувствовавшие всю тоску безбожия, были приведены вновь в древнее лоно языческой мистики.

Третий параграф содержит анализ рецепции мистицизма и спиритизма в русском обществе.

 Спиритические явления происходили вследствие: различных нормальных или болезненных состояний и процессов человеческой психофизиологии (экстериоризация, ясновидение, телепатия, раздвоение личности, предчувствия, работа подсознания и т.п.); спиритические явления представляют бесконечный ряд обманов и подделок, то есть относятся к области фокусов; спиритические феномены суть дело «силы Сатаны и его планомерной политики». Политика эта «состоит именно в уничтожении веры во Христа, как Бога, в подрыве Церкви, ее значения, ее руководственной человеком роли».[18]

 Оккультизм составляет очень давний, никогда не умиравший пережиток языческого мистицизма, но во второй поло­вине XIX века он очень оживился, выступая об руку со спиритизмом, в котором усматривал явления «астрального мира», и с теософией, появившейся несколько позднее». Люди, увлеченные оккультизмом не владели оккультными силами - оккультные силы владели ими.

 Приведенные характеристики широко проникали в русское общество и усиливали кризисные явления.

Четвертая глава посвящена определению духовно-нравственных особенностей социально-политического устройства общества конца XIX - начала XX веков.

 Выявлены признаки духовно-нравственного кризиса общества, приведшие к государственному кризису конца XIX - начала XX веков через анализ характеристик самодержавной власти, положения Русской Православной Церкви в государстве, борьбы большевистской власти с РПЦ.

В первом параграфе главы исследуется  соотношение РПЦ и самодержавной власти.

 В царствование Николая II было канонизировано больше подвижников веры и благочестия, чем в какое-либо из предшествующих. Причем в деле канонизации прп. Серафима Саровского император принял непосредственное участие. Вера давала ему надежную опору в окружающем мире, помогала мужественно переносить любые испытания, неприятности, трагедии. Но эта же великая вера, проявляемая государем среди цинизма, безверия, нигилизма, религиозного индифферентизма и лицемерия, социальной демагогии и непримиримости процветавших в России в конце XIX начале XX веков, делала монарха нередко больше созерцателем, чем активным участником происходящих событий.

 Царь был фактически заложником унаследованных им структуры и принципов власти, отход от которых он воспринимал, как предательство интересов России, как надругательство над священными основами, завещанными предками.

 С крушением монархии рухнуло  сразу и все остальное - вся русская общественность и культура.

 Роль Церкви как социального института состоит в том, что она предлагает обществу систему ценностей, необходимую для ориентировки личности в жизни. При стабильном положении Церкви в государстве она, оставаясь открытой для личности, обеспечивает условия для конструктивного формирования мировоззрения и позитивной направленности личности.

 Со времен Петра I Церковь стала мыслиться религиозной проекцией самого государства, и этой основополагающей лжи петровской реформы власть не осознала и не отвергла вплоть до 1917 года.[19]

 В конце XIX  - начале XX веков произошло заметное изменение роли Церкви в жизни государства и общества. Примат светской власти полностью подавлял свободу Церкви, а долгая вынужденная безгласность и подчиненность государству создали в Святейшем Синоде не свойственные православным церковным началам навыки «решать дела в духе внешнего, формального церковного авторитета».[20] Это обстоятельство не могло не иметь печальных последствий в то время, когда за церковной властью не стало уже более влиятельного представителя государственной власти.[21]

 Противопоставление святой допетровской Руси и петербургского периода русской истории получило особое распространение в начале XX столетия. Нарушение «симфонии» Петром I религиозные философы называли в качестве одной из причин гибели старой России, обращая внимание на рост безбожия среди «образованной публики и на «развращение» ею простого народа.

 Провозгласив всевозможные политические и гражданские свободы, правительство ужесточило давление на Церковь.

 Антицерковный курс Временного правительства становился все более очевидным. 20 июня 1917 года вышло постановление о передаче церковноприходских школ в ведение Министерства народного просвещения. Закон о свободе совести, опубликованный 14 июля, провозглашал свободу религиозного самоопределения для каждого гражданина по достижении четырнадцатилетнего возраста, когда дети еще учатся в школе. Министерство просвещения торопилось использовать это положение для того, чтобы низвести преподавание Закона Божия на уровень факультативного предмета или вовсе устранить его из программы обучения.[22]

 Любые попытки дать отпор безначалию и самоуправству воспринимались многими на гребне революционных событий как рецидивы старорежимного, бюрократического ведения дел, скомпрометированного в глазах церковной общественности.[23]

Второй параграф последней главы посвящен отношению  советской власти к РПЦ.

 Проведение Поместного Собора восстановило Патриаршество, упраздненное Петром I. Но излишне консервативная «синодальная» группа иерархов и часть придворных политиков боялись такого радикального изменения привычно-казенного хода церковной жизни. Леворадикальная же часть Церкви (в общем незначительное поначалу число священников и мирян) постепенно переходила на позиции «христианского социализма».[24]

 Революция содействовала актуализации вопроса о реформах. Все более очевидной становилась ненормальность петровской модели церковного устройства. Так как опека государственной власти делала собственно церковную организацию мало приспособленной к житейской борьбе, атрофировала самодеятельность церковного общества. К тому же,  недейственность морального авторитета церковной власти питала и внутри Церкви анархические настроения.[25]

 По мнению С.Н. Булгакова, результаты стесненного положения Церкви «этого рокового пути, пройденного нами до конца, оказались губительны и для государственной, и для церковной жизни».[26]

 Вместе с тем, Поместный Собор 1917-1918 гг. явился апогеем религиозного кризиса, когда духовно-нравственное состояние общества представляло наибольшую внешнюю угрозу для существования Церкви, а внутреннее состояние Церкви характеризовалось тем, что она не могла выполнять высшую социально-регулятивную функцию по отношению к обществу по причине своей слабости.[27]

 Святитель и исповедник Тихон, Патриарх Всероссийский выступив вскоре с бесстрашным обличением революционных злодеяний и призывом к примирению всех враждующих сторон в значительной степени способствовал подъему религиозных настроений в народе. В Церкви и раскрывается тот высший сверхбиологический закон жизни, который объединяет всех без различия. Оттого-то Церковь особенно ненавистна сторонникам беспощадной классовой борьбы - тем, кто сеет в человеческом обществе семена человеконенавистничества и злобы.

 23 января (5 февраля) 1918 г. коммунистами был издан декрет «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви». Отныне официальной государственной политикой страны в области религии стал воинствующий атеизм. Начиная с 1917 г. вся Церковь в целом приняла на себя невиданный доселе удар. Волна невиданных зверств прокатилась по всей России в 1918-1942 гг. Нравственное одичание революционных масс достигло тогда немыслимых форм.

 В заключении подводятся итоги диссертационного исследования.

 Гипотеза исследования заключалась в предположении, что духовно-нравственное состояние общества, в формировании  которого значительная роль принадлежит Церкви, является социокультурным фактором, определяющим стабильность государства, а изменение роли и места Церкви в государстве ведет к духовно-нравственному кризису общества, который завершается государственным кризисом.

 Анализ состояния русского общества конца XIX - начала XX веков, проведенный в диссертационном исследовании на основании широкого круга исторических, религиозно-философских, святоотеческих, богословских источников и других свидетельств, позволил выявить и систематизировать признаки общественного кризиса, дающие объективную характеристику государственного кризиса как многофакторного и многоуровневого социокультурного явления. Понятие «государственного кризиса» раскрывается через интегральную характеристику духовно-нравственного кризиса в состоянии общества, обусловленного религиозным кризисом» применительно к  концу XIX - началу XX веков.

 Принцип многоуровневых оценок, полученных из различных источников, дал возможность рассмотреть духовно-нравственный кризис с разных позиций и получить его развернутую характеристику. Наличие очевидных глубоких деструктивных изменений в отношениях общества и личности к Церкви, выявленных при рассмотрении авторитетных источников, позволило оценить состояние общества и Церкви того времени как кризисное. Сосуществование и взаимодействие  Церкви, государства, общества и личности в данном исследовании рассматривается как многоуровневая и иерархическая социокультурная система.

 В исследовании выявлен социокультурный аспект взаимодействия Церкви, государства, общества и личности, который проявляется в регулятивной роли Церкви как социального института, и состоит в том, что именно Церковь предлагает обществу высшую систему духовно-нравственных ценностей, необходимую для ориентировки личности в жизни. При стабильном положении Церкви в государстве она, оставаясь открытой для личности, обеспечивает условия для конструктивного формирования мировоззрения и позитивной направленности личности.

 Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы:

- К концу XIX - началу XX веков стесненное положение духовенства приобрело системный характер. В течение синодального периода сформировались и накопились признаки, которые разрушительно повлияли в целом на положение Церкви в государстве. Произошло падение авторитета Церкви и ее служителей. Поэтому Церковь не смогла полноценно выполнять свою функцию духовно-нравственного воспитания личности, системы ее жизненных ценностей, что способствовало распространению религиозного индифферентизма во всех слоях общества, привело к отказу государства, общества и личности от евангельских принципов, определяющих закономерности их взаимодействия,  к утрате обществом в целом духовно-нравственных ценностей.

 В данной работе определена регулятивная роль Церкви как социального института, которая состоит в том, что именно Церковь предлагает обществу высшую систему духовно-нравственных ценностей, необходимую для правильной ориентировки личности в жизни общества и государства. При стабильном положении Церкви в государстве она, оставаясь открытой для личности, обеспечивает условия для конструктивного формирования мировоззрения и позитивной направленности личности.

 Стесненное положение Церкви и снижение уровня духовного образования не способствовали нравственному здоровью русского общества, причиной чего явилось оскудение его духовной жизни. В результате этого произошло падение авторитета Церкви и ее служителей, ослабло влияние Церкви на общество,  что изменило и отношение общества к Церкви.

 Историческим фактом является то, что Церковь в конце XIX - начале XX веков не смогла полноценно выполнить свою функцию по формированию системы ценностей личности, ее мировоззрения. В целом нарушилось конструктивное взаимодействие Церкви и общества.

- Исследование позволило установить системный характер государственного кризиса, выявив в качестве ведущего фактора общественный духовно-нравственный кризис. В исследовании выявлен социокультурный фактор взаимодействия общества и личности, государства и Церкви. В условиях, когда власть утратила силовые рычаги поддержания порядка в управлении государством, а угнетенное состояние народа достигло своей критической  черты, то положение, в котором находилась Церковь, не дало ей возможности конструктивно повлиять на духовно-нравственное состояние общества и на отношение народа к государственной власти.

- Использование методов сравнительного и системного анализа источников (исторических, религиозно-философских, богословских и др.), позволило на основании различных взглядов рассмотреть целостную объективную картину государственного кризиса, выявить его признаки, включая внутренние причины, и в итоге сформулировать понятие «духовно-нравственный кризис».

 - Анализ состояния русского общества конца XIX - начала XX веков, проведенный на основании широкого круга исторических источников, религиозно-философских и других свидетельств, констатирует наличие очевидных глубоких противоречий в отношениях между государством и Церковью, обществом и личностью. Это позволяет определить духовно-нравственное состояние русского общества того времени как кризисное.

- Анализ признаков духовно-нравственного состояния общества дает его развернутую характеристику как кризисного. Степень взаимовлияния внутренних и внешних причин духовно-нравственного кризиса складывается в многоуровневую систему и уточняет понимание духовно-нравственного кризиса как многофакторного исторического и социокультурного явления, что подтверждает его системный характер.

- Внешними социально-культурными причинами духовно-нравственного кризиса русского общества явились: изменение отношения  власти и общества к Церкви, снижение уровня духовного образования, падение авторитета Церкви.

- При внешних благополучных показателях развития государства (экономическое состояние, научно-технических прогресс, политический авторитет, успехи в области культуры и искусства) значительные изменения духовно-нравственного состояния во всех слоях общества (как отдельной личности, так и общества в целом) стали определяющим фактором, внутренней причиной деструктивных изменений в механизме стабильного развития российского государства.  

- Конструктивное развитие государства детерминировано духовно-нравственным состоянием  личности и общества в целом, которое в свою очередь определяется положением Церкви в государстве.

 Проведенное исследование позволяет утверждать, что в конце XIX - начале XX веков Церковь не оказала достойного противодействия деструктивному влиянию идей рационализма, прогресса, материализма, атеизма, мистицизма и пр., которые явились мировоззренческим основанием духовно-нравственного кризиса того времени. Потеря истинных духовно-нравственных ориентиров и ценностей всегда обладает деструктивным воздействием на духовно-нравственное состояние личности, общества и государства, что характерно и для настоящего времени.

 Подводя итоги исследования, понятие «духовно-нравственный кризис» можно сформулировать следующим образом:

Духовно-нравственный кризис - это острый переломный момент глубокого системного нарушения духовно-нравственного состояния общества, личности, Церкви и государства, их конструктивного взаимодействия, обусловленный изменением места и роли Церкви в жизни общества, вызванный отступлением государства, общества и личности от духовных и нравственных (евангельских) принципов, определяющих закономерности их сосуществования, при сохранении возможности выбора для возвращения к этим принципам.

 Деструктивное развитие духовно-нравственного кризиса ведет к разрушению личности, общества и государства.

 

Практическая  значимость диссертации.

 Результаты  проведенного исследования позволяют подходить к изучению разнообразной проблематики  отечественной истории рубежа XIX - XX  веков с учетом духовно-нравственного фактора как определяющего.

 Работа может быть использована при написании специальных трудов по истории Церкви данного периода.

 Возможно использование результатов  исследования при написании учебных пособий и создании специальных курсов по отечественной истории.

   

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях

 1. Алексеев А.В.  К вопросу о положении Православной Церкви в Российском государстве к началу 20 века.//Федеральный журнал История государства и права. М.: ООО «Издательство «Юрист»». 2008. № 3. С. 18-20. (0,3 п.л.) (издание входит в «Перечень периодических научных изданий...» ВАК РФ)

 2. Алексеев А.В. Положение Православной Церкви в Российском государстве к началу 20 века. /Исследования некоторых исторических и политологических проблем. Межвузовский сборник научных работ Министерства образования и науки Российской федерации. Московский государственный открытый педагогический университет им. М.А. Шолохова. Московская академия экономики и права. М., 2006. С. 171-184. (0,8 п.л.)

 3. Алексеев А.В. Религиозный индифферентизм в российском обществе конца 19 начала 20 веков./Исследования некоторых исторических и политологических проблем. Межвузовский сб. научных работ Министерства образования и науки Российской федерации. Московский государственный открытый педагогический университет им. М.А. Шолохова. Московская академия экономики и права. М., 2006. С. 185-191. (0,4 п.л.)

 4. Алексеев А.В. Негативное влияние западноевропейской культуры на духовное состояние российского общества в конце 19 начале 20 вв./Исследования некоторых исторических и политологических проблем. Выпуск второй. Межвузовский сборник научных работ Министерства образования и науки Российской федерации. Московский государственный педагогический университет им. М.А. Шолохова. Московская академия экономики и права. Московский городской институт менеджмента. М. 2006. С. 81-91. (0,63 п.л.)

  5. Алексеев А.В. Духовно-нравственные причины религиозного кризиса русского общества конца 19 начала 20 веков. /Исследования некоторых проблем зарубежной и отечественной истории. Межвузовский сборник научных работ МГПУ им. М.А. Шолохова. Нижневартовский государственный педагогический институт, Московская академия экономики и права. М., 2004. С. 126-156. (2 п.л.)

Источник: http://www.bogoslov.ru/



Контакты
© 2000-2011 «Фонд творческих проектов». Москва, ул. Новочеремушкинская д.60 корп. 2, тел. +7 (095) 332-25-33